Очень необычный сегодня будет пост, вы даже удивитесь! Прочитала о китайском грандиозном проекте «Новый шелковый путь». Ключевой вопрос этого проекта — маршрут современного шелкового пути. А это уже следует понимать так: какие страны будут вовлечены в участие? И вот тут-то и возникает смутное ощущение, что дело это имеет не столько инженерное решение и вопрос даже не столько в финансовых инвестициях. Скорее всего, идет (в очередной раз!) борьба политиков и высокопоставленных личных амбиций. И это совсем не моя тема… Я не только ничего не смыслю в этом, но и не хочу смыслить! И можно было бы спокойно пропустить эти новости. Но при словах «новый великий шелковый путь» у меня возникла некая очень яркая историческая ассоциация. И, как всегда, решила ею поделиться.

Новый великий шелковый путь: исторические ассоциации

Италия. 16-й век. Микеланджело Буонарроти уже добился известности, как выдающийся скульптор и живописец.

Исторические ассоциации

Исторические ассоциации

В заказчиках у него все больше самые знатные аристократы Рима и Флоренции, более того — кардиналы и папы. Однако внимание такой публики отнюдь не всегда означало для мастера финансовое изобилие. Еще больше угнетала необходимость подчиняться требованиям, далеко не всегда совпадающим с призванием скульптора. Микеланджело прославился не только как талантливый творец, но и как бунтарь, не боявшийся идти наперекор мнению самого папы римского! Но не всегда удавалось отстоять свою точку зрения, иногда приходилось принимать практически нереальные условия. И вот один из таких случаев: для очередного заказа Микеланджело отправился лично в горы для закупки и добычи каррарского мрамора. Наверно, даже человек, далекий от искусства эпохи Возрождения, слышал это словосочетание. И как бы догадывается, что мрамор из Каррары является лучшим материалом для скульптуры и самым ценным видом мрамора. Но папе вдруг оказалось этого недостаточно. Он затребовал, чтобы его заказ был выполнен из другого мрамора из местечка Пьетрасанта. Оно бы и ладно, но только этот другой мрамор залегает в недоступных горах. Ни этруски, гениальные мастера камня, ни военные отряды древних римлян не смогли в свое время покорить грозные кручи и ущелья, чтобы освоить это месторождение.

Новый великий шёлковый путь: исторические ассоциации

Итальянские события в этой истории напоминают русскую сказку про упрямого царя, который дает Иванушке невыполнимые поручения и не оставляет при этом никакого выбора. Папа не захотел слушать никаких разумных доводов и никаких возражений. Микеланджело не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Но еще сильнее папской воли на дальнейшие события подействовала фанатичная одержимость камнем у самого Микеланджело. Потому, что когда с провожатым он взобрался к залежам мрамора, вот что он увидел:

Мрамор оказался не просто хорошим, он был совершенным: на поверхность выходили чистые, белейшие пласты, годные для статуй… его огнем жгло желание вонзить свой резец в этот чистый, сияющий камень, равного которому он никогда в жизни не видел
Ирвинг Стоун «Муки и радости»

Вот это-то желание, которое огнем жгло, и послужило на самом деле главной движущей силой. Микеланджело пришлось преодолеть просто немыслимые трудности:

  • Ему пришлось самому освоить и осуществить инженерный проект дороги в горы. При строительстве дороги погибли люди, что легло тяжёлым грузом на душу и совесть мастера.
  • Ему пришлось вкладывать личные сбережения, потому что финансирование из Рима было и недостаточным и несвоевременным.
  • Он не мог нанять для добычи мрамора рабочих из Каррары, которые считали его предателем.

Помимо этих основных трудностей, наверняка были и всякие другие неприятности калибром поменьше. Строительство дороги и добычу мрамора  в Пьетрасанте уж наверно можно сравнивать с одним из подвигов Геракла. Но только совершил этот подвиг не мифический герой, наделенный нереальной физической мощью и силой духа, а настоящий человек…

К чему это я?

Не к тому — поверьте — что Украине необходимо принять участие в китайском проекте «Новый шелковый путь». Об этом не мне судить. Но когда я слышу, что подобные намерения тогдашнего одесского губернатора Михаила Саакашвили очень часто называют безумной и не осуществимой авантюрой, я почему-то вспоминаю эту историю с дорогой в горах. С поправкой на технологии 16-го века… Уж если то предприятие оказалось осуществимым, то чем сложнее в 21-м веке строительство «нового шелкового пути»? Вот только у современных строителей оказалось бы столько же вдохновения и бескорыстного устремления, как у Микеланджело…

Поделиться: