Что-то редко стали мне попадаться книги, которые не то, чтобы встали на отдельную полку в рядок самых любимых, но … которые, хотя бы просто прочитала до конца! Нет, были, конечно, классные находки: «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков», «Малавита», «Белая голубка Кордовы», но в последнее время в ридере зависли недочитанные разные экземпляры. Повисят-повисят, потом удаляю… И совсем уж подумала: все мое лучшее прочитанное — позади, только старые книги — любимые, а сейчас — уже просто для приятного времяпровождения. Вдруг осенило прочитать книгу «Авиатор» Евгения Водолазкина. И сразу поняла — моё!

Отзыв на книгу «Авиатор» Евгения Водолазкина

«Авиатор» Евгения Водолазкина

Во-первых — и это действительно первое, что цепляет — авторский стиль, или если хотите — слог. Построение фраз и отдельных предложений таково, что , как говорится, ни убавить, ни прибавить. Тот случай, когда обычные, многократно всеми применяемые слова выстраиваются таким образом, что слог становится особенным. Хотя, это конечно же — для меня является особенным, а кто-то возможно ничего и не заметит. Но я люблю вот такие, скажем, обороты:

Спрашиваю у Гейгера:
– Так что же со мной все-таки случилось?
– Это, – отвечает, – вы сами должны вспомнить, иначе ваше сознание заменится моим. Разве вы этого хотите?
А я и сам не знаю, хочу ли я этого. Может, у меня окажется такое сознание, что лучше бы его заменить.

Второе — главный персонаж именует себя «жизнеописателем». Он неоднократно, постоянно озвучивает свою точку зрения на историю, на воспоминания. И главное в его позиции — не глобальные исторические события, о которых и так более-менее все известно, а личные наблюдения за жизненными, под час бытовыми мелочами. По его мнению, детское воспоминание о дачном самоваре или прочитанной любимой книге имеет большую ценность для конкретного человека, нежели какая-нибудь историческая встреча. Может и утрированно, но в его воспоминаниях именно моменты прикосновений к любимому человеку, интонации и фразы — вот что вспоминается как счастье. И я согласна с этим полностью: нельзя пренебрегать мимолетными счастливыми мелочами ради какой-то эфемерной колоссальной идеи. Сложно объяснить это путанное чувство, но понимаю, что «жизнеописатель» — это тоже мое.

Мое оглушительное впечатление от прочитанного

И, наконец, самое главное, можно сказать — оглушительное впечатление. Имею такое мнение: два жанра, прямо противоположных по направленности, востребованы читателями (равно, как и зрителями, если речь о фильмах) в одинаковой мере. Это комедия  и трагедия. Сейчас я речь веду только об одном из них — трагедии. Исторически жанр наиболее выпукло представлен двумя образцами (по моему субъективному мнению): античная трагедия Древней Греции и трагедии Шекспира.

«Авиатор» Евгения Водолазкина

А что сейчас? Бывают, конечно, драмы — к примеру Джоджо Мойес или Анна Гавальда — они очень хороши на мой взгляд. Но это такие себе драмы локальные, личные, а сами произведения — это все-таки в большей степени «дамские романы». Я уж не говорю о современных триллерах-детективах. Даже в лучших образцах такого рода трагедия присутствует не в виде накала страстей или психологических конфликтах, а просто как ловкий сюжетный ход, привлекающий внимание читателя. И уж совсем не говорю о чрезвычайно участившихся манипуляциях с книгами-антиутопиями. Как по мне, они-то весьма драматичны, но еще гораздо более депрессивны и тягостны.

«Авиатор» Евгения Водолазкина

И вот на таком-то фоне вдруг появляется этот «Авиатор» Евгения Водолазкина. И не знаю как кто, а я восприняла его как глубочайшую, пронзительную трагедию. Трагедию целой эпохи, нескольких поколений. Читать было очень больно, печально, трогательно… И это нужные чувства, правильные. Хотя душа устала от давящей со всех сторон чернухи и хочет чего-то светлого, позитивчика, как я говорю. Но и хорошая, Высокая трагедия — это тоже нужно для души. Собственно, это и есть духовность. Простите за пафос, но у меня уже все.