Не слишком-то меня интересовал на счет послушать Модест Петрович Мусоргский. Шла в филармонию на открытие очередного концертного сезона, настроенная больше на волну Брамса — эти два композитора были заявлены в концертной программе. А по факту — взбудоражило больше именно исполнение Картинок. При чем не только музыка, в Картинках с выставки Мусоргского вообще для меня открылось много каких-то непонятных, требующих выяснения моментов. Вот сейчас постепенно и буду выяснять.

Мусоргский: Картинки с выставки

Перво-наперво, в программе было написано: оркестровка Равеля. Не зная оригинальной версии, я была в легком замешательстве: что в этой музыке от Мусоргского, а что от Равеля? Уже после концерта прочитала о том, что у Мусоргского-то это произведение представляло собой фортепианную пьесу, то есть в моем понимании — достаточно сдержанный инструментальный вариант. А на концерте я все изумлялась: какое многообразное оркестровое исполнение! Чего там только не было: и мощная группа духовых, и ударные постоянно были в работе, и контрабасов, и виолончелей — без счета, не говоря уже о скрипках! Получается, такое звучание — исключительно заслуга Равеля. Фортепианную пьесу уже после смерти Мусоргского другие композиторы неоднократно перекладывали для оркестра. Но самой талантливой считается оркестровка Равеля. Итак, что мы имеем? А то, что когда вы станете искать Картинки с выставки (а вы их станете искать), вы натолкнетесь на совершенно разные варианты. Это может быть соло на фортепиано, например Святослав Рихтер.

Или же – оркестр, что для меня безусловно предпочтительней.

Когда я слушала произведение на концерте, я не знала ни истории написания, ни его структуры. То есть мне было ничего не известно про то, что пьеса состоит из 10 разных частей, каждая из которых соответствует конкретному художественному произведению на выставке. И музыка поэтому была такой неоднородной, иногда какая-то ломанная, иногда плавная, а иногда такая пафосная, что мне так и вспоминалось то ли Славься то ли Боже, Царя храни! И оркестр порой выдавал такие бурные пассажи, что я только думала: какой такой выставкой был вдохновлен Мусоргский на это сочинение? Теперь уже знаю что это была за выставка.

История такова: композитор имел друга и единомышленника — архитектора и художника Виктора Гартмана. Последний умер преждевременно (39 лет) и, вероятно, неожиданно. Мусоргского эта потеря потрясла. И когда была организована посмертная выставка работ Гартмана, композитор задумал свое шедевральное произведение «Картинки с выставки». Таким образом, речь идет не об абстрактной выставке или об общих впечатлениях от посещения картинной галереи. Подразумеваются музыкальные описания конкретных работ конкретного человека. И вот тот самый пафос — это заключительная часть пьесы под названием Богатырские ворота. У Гартмана был такой эскиз, который впрочем не был воплощен в реальной жизни.

Мусоргский: Картинки с выставки

Мое открытие

Ну, и наконец последнее мое открытие, сделанное уже после концерта. Как оказалось, Картинки весьма и весьма вдохновляли многих композиторов и исполнителей на собственные аранжировки и «цитирования». Про оркестровку я уже сказала, но поразительно, что импровизацией с Картинками были увлечены не только мастера классической музыки. С удивлением прочитала немалый список представителей и рока, и джаза, и духовых оркестров. Наверно самым известным альтернативным вариантом является альбом Pictures at an Exhibition британской группы Emerson, Lake & Palmer.

Вот теперь в общих чертах все разложилось по полочкам, осталось переслушивать с новым пониманием и наслаждаться!

Поделиться: